***

А ей говорили — дура, следующего так просто не отпускай.
Ты наори на него и за волосы потаскай.
А то ведь видишь — какая теперь тоска,

Поздравляешь её «здоровья, любви, вина»
А её так тянет ответить: «Пошел ты на»
И дергаться, как лопнувшая струна.

А с утра ей стресс, а после в метро ей транс.
В пору кинуться на пол и валяться там, как матрас.
Декабред — это бред, увеличенный в десять раз.

И она смотрит в себя — и там пустота, пустота, пустота,
Белее любого безвыходного листа,
И всё не то, не то и она не та.

И щека у нее мягка и рука легка,
И во всем права, и в делах еще не провал.
В следующий раз она будет кричать, пока
Не выкричит всё, чем ты ее убивал

                                                      Аля Кудряшева

Комментариев: 4

***

И катись бутылкой по автостраде,
Оглушенной, пластиковой, простой.
Посидели час, разошлись не глядя,
Никаких «останься» или «постой»;
У меня ночной, пятьдесят шестой.
Подвези меня до вокзала, дядя,
Ты же едешь совсем пустой.
То, к чему труднее всего привыкнуть -
Я одна, как смертник или рыбак.
Я однее тех, кто лежит, застигнут
Холодом на улице: я слабак.
Я одней всех пьяниц и всех собак.
Ты умеешь так безнадежно хмыкнуть,
Что, поxоже, дело мое табак.
Я бы не уходила. Я бы сидела, терла
Ободок стакана или кольцо
И глядела в шею, ключицу, горло,
Ворот майки – но не в лицо.
Вот бы разом выдохнуть эти сверла -
Сто одно проклятое сверлецо
С карандашный грифель, язык кинжала
(желобок на лезвии – как игла),
Чтобы я счастливая побежала,
Как он довезет меня до угла,
А не глухота, тошнота и мгла.
Страшно хочется, чтоб она тебя обожала,
Баловала и берегла.
И напомни мне, чтоб я больше не приезжала.
Чтобы я действительно не смогла.

                                                          Вера Полозкова

 

Комментариев: 0

Встреча

— Здравствуй! 
Кого я вижу?!
Больно глазам!…
Прямо как в сказке:
вдруг
посреди зимы —
летнее чудо!…
Вот и не верь чудесам…

— Здравствуй!…
Действительно,
вот и встретились мы…

— Дай мне опомниться!…
До сих пор не пойму:
вышел из дома,
а ты навстречу идешь!…
А помнишь,
Какое солнце было в Крыму?…

— Помню…
Теперь мне
больше нравится дождь…

— Я же тебе написать обещал…
Но, знаешь, не смог.
Сперва заболел,
А потом навалились дела…
Ты понимаешь:
работа…
падаю с ног!…

— Я понимаю.
Я писем
и не ждала…

— А помнишь,
как я сердолики тебе искал?
И рано утром
ромашки бросал в окно…
А помнишь,
Как мы смеялись
у Синих скал?…

— Помню…
Сейчас это все
и вправду смешно…

— А помнишь,
как мы на базаре купили айву?
Как шли по дороге,
а рядом
бежал ручей…
Послушай,
а как ты живешь?

— Да так и живу…

— А помнишь…

— Помню.
Не знаю только —
зачем…

                                               Роберт Рождественский

Комментариев: 0

***

ладно, ладно, давай не о смысле жизни, больше вообще ни о чем таком
лучше вот о том, как в подвальном баре со стробоскопом под потолком пахнет липкой самбукой и табаком
в пятницу народу всегда битком
и красивые, пьяные и не мы выбегают курить, он в ботинках, она на цыпочках, босиком
у нее в руке босоножка со сломанным каблуком
он хохочет так, что едва не давится кадыком

Читать дальше
Комментариев: 0

Стишище (В. Полозкова)

       А факт безжалостен и жуток, как наведенный арбалет: приплыли, через трое суток мне стукнет ровно двадцать лет.

И это нехреновый возраст – такой, что Господи прости. Вы извините за нервозность – но я в истерике почти. Сейчас пойдут плясать вприсядку и петь, бокалами звеня: но жизнь у третьего десятка отнюдь не радует меня.

Не то[ркает]. Как вот с любовью: в секунду — он, никто другой. Так чтоб нутро, синхронно с бровью, вскипало вольтовой дугой, чтоб сразу все острее, резче под взглядом его горьких глаз, ведь не учили же беречься, и никогда не береглась; все только медленно вникают – стой, деточка, а ты о ком? А ты отправлена в нокаут и на полу лежишь ничком; чтобы в мозгу, когда знакомят, сирены поднимали вой; что толку трогать ножкой омут, когда ныряешь с головой?

      Нет той изюминки, интриги, что тянет за собой вперед; читаешь две страницы книги – и сразу видишь: не попрет; сигналит чуткий, свой, сугубый детектор внутренних пустот; берешь ладонь, целуешь в губы и тут же знаешь: нет, не тот. В пределах моего квартала нет ни одной дороги в рай; и я устала. Так устала, что хоть ложись да помирай.

      Не прет от самого процесса, все тычут пальцами и ржут: была вполне себе принцесса, а стала королевский шут. Все будто обделили смыслом, размыли, развели водой. Глаз тускл, ухмылка коромыслом, и волос на башке седой.

      А надо бы рубиться в гуще, быть пионерам всем пример – такой стремительной, бегущей, не признающей полумер. Пока меня не раззвездело, не выбило, не занесло – найти себе родное дело, какое-нибудь ремесло, ему всецело отдаваться – авось бабла поднимешь, но – навряд ли много. Черт, мне двадцать. И это больше не смешно.

      Не ждать, чтобы соперник выпер, а мчать вперед на всех парах; но мне так трудно делать выбор: в загривке угнездился страх и свесил ножки лилипутьи. Дурное, злое дежавю: я задержалась на распутье настолько, что на нем живу.

      Живу и строю укрепленья, врастая в грунт, как лебеда; тяжелым боком, по-тюленьи ворочаю туда-сюда и мню, что обернусь легендой из пепла, сора, барахла, как Феникс; благо юность, гендер, амбиции и бла-бла-бла. Прорвусь, возможно, как-нибудь я, не будем думать о плохом; а может, на своем распутье залягу и покроюсь мхом и стану камнем (не  громадой, как часто любим думать мы) – простым примером, как не надо, которых тьмы и тьмы и тьмы.

      Прогнозы, как всегда, туманны, а норов времени строптив — я не умею строить планы с учетом дальних перспектив и думать, сколько Бог отмерил до чартера в свой пэрадайз. Я слушаю старушку Шерил – ее Tomorrow Never Dies.

      Жизнь – это творческий задачник: условья пишутся тобой. Подумаешь, что неудачник – и тут же проиграешь бой, сам вечно будешь виноватым в бревне, что на пути твоем; я в общем-то не верю в фатум – его мы сами создаем; как мыслишь – помните Декарта? – так и живешь; твой атлас – чист; судьба есть контурная карта – ты сам себе геодезист.

      Все, что мы делаем – попытка хоть как-нибудь не умереть; так кто-то от переизбытка ресурсов покупает треть каких-нибудь республик нищих, а кто-то – бесится и пьет, а кто-то в склепах клады ищет, а кто-то руку в печь сует; а кто-то в бегстве от рутины, от зуда слева под ребром рисует вечные картины, что дышат изнутри добром; а кто-то счастлив как ребенок, когда увидит, просушив, тот самый кадр из кипы пленок – как доказательство, что жив; а кто-нибудь в прямом эфире свой круглый оголяет зад, а многие твердят о мире, когда им нечего сказать; так кто-то высекает риффы, поет, чтоб смерть переорать; так я нагромождаю рифмы в свою измятую тетрадь, кладу их с нежностью Прокруста в свою строку, как кирпичи, как будто это будет бруствер, когда за мной придут в ночи; как будто я их пришарашу, когда начнется Страшный суд; как будто они лягут в Чашу, и перетянут, и спасут.

      От жути перед этой бездной, от этой истовой любви, от этой боли – пой, любезный, беспомощные связки рви; тяни, как шерсть, в чернильном мраке из сердца строки – ох, длинны!; стихом отплевывайся в драке как смесью крови и слюны; ошпаренный небытием ли, больной абсурдом ли всего – восстань, пророк, и виждь, и внемли, исполнись волею Его и, обходя моря и земли, сей всюду свет и торжество.

      Ты не умрешь: в заветной лире душа от тленья убежит. Черкнет статейку в «Новом мире» какой-нибудь седой мужик, переиздастся старый сборник, устроят чтенья в ЦДЛ – и, стоя где-то в кущах горних, ты будешь думать, что – задел; что достучался, разглядели, прочувствовали волшебство; и, может быть, на самом деле все это стоило того.

      Дай Бог труду, что нами начат, когда-нибудь найти своих, пусть все стихи хоть что-то значат лишь для того, кто создал их. Пусть это мы невроз лелеем, невроз всех тех, кто одинок; пусть пахнет супом, пылью, клеем наш гордый лавровый венок. Пусть да, мы дураки и дуры, и поделом нам, дуракам.

      Но просто без клавиатуры безумно холодно рукам.

27-28 февраля 2006 года

Комментариев: 0

Август всегда

Август всегда — предосенняя мука,
Долгие проводы, частые слёзы...
Сердце спешит в такт дождливого стука,
Сердце тревожат плохие прогнозы.
Лето — сезон скоротечных мгновений,
Лето зимы несравнимо короче...
Август — пора непростых отношений
Жаркого дня и простуженной ночи.
Мне всякий раз на душе неспокойно -
Снова рассвет запоздал на минуту,
Листья желтеют, и дереву больно
Сбрасывать п`од ноги листья кому-то.
Это как будто разбрасывать письма
Бывших любимых..., листы со стихами...
Либо сожгут за отсутствием смысла,
Либо, не глядя, затопчут ногами.
Сколько историй в прожилках кленовых,
Cколько мелодий на перьях рябины -
Запахи ветра, соцветий медовых,
Шёпот влюблённых, смешных и ранимых...
Всё это осени стылой не нужно -
Осень своими ветрами богата,
Август безропотно, вечно-послушно
Срок приближает начала заката.
Лето уходит почти безвозвратно,
После него так легко расставаться...
Лето, быть может, вернётся обратно,
Лишь бы его повезло нам дождаться...

                                           Безымянная тетрадь

Комментариев: 0

На грани

Наши чувства чуть-чуть изношены.

И давно не хватает страсти.

Друг для друга ещё хорошие...

И пока это в нашей власти:

изменить на привычки новые

те, что бытом уже привиты.

Друг для друга ещё не кровные,

Но ещё и не ядовиты.

                                Юлия Мурмых

 

Комментариев: 0

Женщина – вечный вопрос. Мужчина – возможный ответ.

Женщина – вечный вопрос.

Мужчина – возможный ответ. 

Женщина – вечный секрет,

А на секреты – спрос. 

Если она – вопрос,

То и мужчина – не прост. 

Если загадки нет,

Причем здесь тогда ответ?

Если она – причина,

Следствие – он, конечно.

Каждый мужчина – МУЖЧИНА,

Если женщина – ЖЕНЩИНА.

Каждый мужчина – кот.

Да и она – не «зайка»…

Женщина – попрошайка,

Если мужчина – жмот.

Если мужчина – жмот,

Женщина – ненасытна.

Прорва. И дна не видно.

Ну и наоборот…

Если женщина – странность,

Это ведь не пугает…

Если мужчина – крайность,

Женщина – крайность другая.

Женщиной быть удобно,

А мужиком – «неслабо».

Женщина – мужеподобна,

Если мужчина – баба.

ЖЕНЩИНА и МУЖЧИНА –

Похоже и не похоже.

Женщина – половина.

Ну и мужчина – тоже.

Но не бывает ровно,

Если уж объективно.

Где она – середина?

Все как всегда – условно.

Женщина или мужчина?..

Если взглянуть пошире,

Что вообще объективно

В этом условном мире?

Комментариев: 2

***

И вечный бой.
Покой нам только снится.
И пусть ничто
не потревожит сны.
Седая ночь,
и дремлющие птицы
качаются от синей тишины.

И вечный бой.
Атаки на рассвете.
И пули,
разучившиеся петь,
кричали нам,
что есть еще Бессмертье...
… А мы хотели просто уцелеть.

Простите нас.
Мы до конца кипели,
и мир воспринимали,
как бруствер.
Сердца рвались,
метались и храпели,
как лошади,
попав под артобстрел.

… Скажите… там...
чтоб больше не будили.
Пускай ничто
не потревожит сны.
… Что из того,
что мы не победили,
что из того,
что не вернулись мы?..

                              И. Бродский

Комментариев: 2

Позволите?

— Позволите? Если, конечно, свободно...

— Прошу Вас… (а взгляд всё такой же, как прежде).

Красивая женщина… выглядит модно -

Красивое тело в красивой одежде.

— Меню? — Нет, спасибо… мне чашечку кофе.

И если не трудно — ещё сигарету.

Подумала: дура, какая ты профи?

Подумал: шалава. Уткнулся в газету.

— Зови меня Инга.

— На «ты»? Мы знакомы?

Но, в общем-то, я здесь совсем не за этим.

— Под Старым Ачхоем… с чердачной соломы -

В то утро по счёту ты стал моим третьим.

Смотрел очень долго (а взгляд всё такой же!),

И вниз по спине — холодок до лопаток...

— Мы оба тогда были много моложе,

Но ты — за медали, а я — из-за «бабок».

— Чего тебе нужно? Ты хоть понимаешь,

Что мне наплевать, что тут люди повсюду?

Порву тебя, тварь...!

— Лейтенант, а ты знаешь,

Что я твоих глаз никогда не забуду?

Когда ты полез напролом за мальцами,

(Ведь знал, что там снайпер и верная пуля!)

Какими смотрел на меня ты глазами...

Зачем же за мёртвыми, жизнью рискуя?

— Тебе не понять...

На убой… как скотину...,

Чтоб толще в два раза стал чей-то загривок!

… Ждала, когда вытащу их, чтобы в спину?

— В плечо, если помнишь. Могла бы в затылок.

Конечно, я тварь.

После «дружбы народов» -

Литва… биатлон… нищета… всё такое.

Чужая на родине. Лапы уродов...

Вот так мы и встретились в Старом Ачхое.

И хватит об этом — суди коли судишь.

Мы были и будем с тобою врагами...

Одно только тошно — никак не забудешь

Какими в прицеле смотрел ты глазами...

— Чего приходила? Раскаянье? Скука?

— Да нет… я хотела с тобой про работу -

Партнёр твой по бизнесу… редкая сука.

Решай с ним, иначе -

мой выстрел в субботу.

                                                       Безымянная тетрадь

Комментариев: 0
Страницы: 1 2 3
Юленька
Юленька
сейчас на сайте
26 лет (05.01.1991)
Читателей: 138 Опыт: 0 Карма: 1
все 48 Мои друзья
Я в клубах
Любители книг Пользователь клуба
Клуб любителей кофе Пользователь клуба
CSS | Design Пользователь клуба
Для тех кто зае*ался Пользователь клуба
Город Пользователь клуба
Чердак Пользователь клуба
Inks under the skin Пользователь клуба
ЮМОР Х.М. Пользователь клуба
Идеи для дома Пользователь клуба
Аниме Пользователь клуба
ART Пользователь клуба
Любимчики Пользователь клуба
Красота Пользователь клуба
Зеленый клуб Пользователь клуба
Кулинария Пользователь клуба
Разговоры об искусстве Пользователь клуба
живи для себя Пользователь клуба
Синий Рояль Модератор клуба
Анимешник.com Пользователь клуба
Креативное искусство Пользователь клуба
Обзоры и рецензии к фильмам. Пользователь клуба
2ndLife Пользователь клуба